Павел Ин Автор:
Павел Ин
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Тайны организма - Человек

снежный человек

Когда мы встречаем свидетеля, на полном серьезе рассказывающего о встрече со снежным человеком, то соблазнительно произнести старую поговорку следователей — «врет, как очевидец». Смысл сентенции ясен — на одни слова ни следствие, ни наука полагаться не могут. Покажите нам фотографии, отпечатки следов или, еще лучше, самого снежного челове­ка— пусть даже его маленький кусо­чек, тогда будем говорить серьезно.

И все-таки есть явления и события, информацию о которых удается по­лучить преимущественно из свиде­тельств очевидцев: шаровые молнии, миражи... Наиболее часто с выявле­нием истины из подчас очень нечет­ких свидетельств сталкиваются кри­миналисты. Разработанная ими теория свидетельских показаний заинтересо­вала и других исследователей, изуча­ющих то, что можно наблюдать лишь случайно.

Согласно обширным палеонтоло­гическим данным, подытоженным профессором Б. Поршневым, люди неандертальского типа — палеантропы в своем филогенезе (историче­ском развитии) разделились на две ветви. Одна ветвь развивалась по пу­ти усложнения головного мозга, со­вершенствования высшей нервной деятельности и привела к формиро­ванию современного человека. Дру­гая — приспосабливалась к среде с помощью увеличения физической си­лы особей и некоторого снижения их интеллекта. Момент полного исчез­новения второй ветви в науке не да­тирован. Возможно, на Земле еще уцелели такие реликтовые приматы. Видовое их название, данное К. Лин­неем,— человек пещерный (Homo troglodytes). Эти существа и могли послужить основой легенд о снежных людях.

Свидетельские показания о снеж­ном человеке в конце 50-х — начале 60-х годов были подытожены спе­циальной комиссией Академии наук СССР. К сожалению, во время работы комиссии еще отсутствовал ряд важ­ных методик — в последние годы до­стигнут немалый прогресс в биоло­гической статистике и теории свиде­тельских показаний. Трудами Н. Ти­мофеева-Ресовского и его учеников создана дисциплина, позволяющая судить о процессах в популяциях с помощью дискретных признаков у организмов, так называемая фенетика.

Так вот, что сказал бы Шерлок Холмс, если бы к нему пришел гость, заявивший о своей встрече со снеж­ным человеком?

Здесь возможны две альтернатив­ные гипотезы. Первая: снежный чело­век — это весьма малочисленный вид, находящийся под давлением небла­гоприятных условий и вымирающий. Вторая: такого вида не существует, все свидетельства — плод ошибок и вымысла.

Нынешний Шерлок Холмс подумал бы: если справедлива первая гипоте­за, то показания свидетелей долж­ны укладываться в рамки новейших представлений о вымирающих видах млекопитающих, разработанных в экологии, генетике и фенетике. При справедливости второй гипотезы сви­детельские показания в своей сово­купности должны выйти за эти рам­ки, ибо просто невозможно вообра­зить, что все недобросовестные или оказавшиеся жертвой ошибки люди глубоко знают современную биоло­гию.

Основу обработанного мною мате­риала составили данные комиссии Академии наук СССР по изучению вопроса о снежном человеке. К ним были добавлены свидетельские пока­зания, собранные в 1984—1985 годах в Тянь-Шане экспедицией, организо­ванной Волгоградским клубом альпи­нистов «Вертикаль», в составе кото­рой был и автор этой статьи. Из сви­детельств я отбросил те, что полу­чены из третьих рук, и те, где нет более или менее подробного описа­ния «объекта». Проанализированы свидетельства о 140 особях, где бы­ли сведения о росте, цвете волос и половых признаках. Все эти данные были обработаны методами биоло­гической статистики, фенетики и тео­рии свидетельских показаний.

Математическая теория свидетель­ских показаний, созданная в основном для расследования дорожно-транспортных происшествий, гласит, что ко­личественный параметр, оценивае­мый свидетелями, распределяется в своей совокупности по закону Гаусса, или закону нормального распределе­ния. Вершина кривой соответствует истинному значению количественной величины (расстояние, скорость, раз­мер...). В группах свидетелей, субъ­ективно заинтересованных в итогах оценки (например, пострадавших), есть смещение середины этого рас­пределения в ту или иную сторону. Чем выше квалификация свидетелей в той области, о которой идет речь, тем меньше отклонение. Если гово­рить о дорожно-транспортных про­исшествиях, то понятно, что показа­ния шоферов наиболее точны. И осо­бенно важно то, что при намеренной фальсификации распределение ста­новится не Гауссовым.

Давайте примем во внимание эти положения и сначала рассмотрим све­дения о росте снежного человека. Так вот, средняя величина 1914:3 санти­метра, среднее квадратичное откло­нение (разброс) — 30 сантиметров. Сравните: средний рост человека мыслящего— 166±0,4 сантиметра, разброс — 5,7 сантиметра (данные без учета половых различий получе­ны на студентах Ленинградского уни­верситета). Получается, что снежный человек выше, чем мы, изменчи­вость роста тоже больше. Это может объясниться несовершенством способа измерения — на глаз, а также и тем, что повышенная изменчивость вообще свойственна малочисленным животным, пребывающим на грани вымирания. Распределение свиде­тельских показаний о росте снежного человека демонстрирует зависи­мость, близкую к Гауссовой, с двумя вершинами. Одна — 2,04 метра, вто­рая— 1,56 метра. Эти два максиму­ма можно объяснить или половым диморфизмом (у крупных обезьян большие различия в размерах самок и самцов), или расовым. К тому же у человека разумного даже в преде­лах одной расы есть нации, сильно отличающиеся по росту.

Но вот беда — насколько эти дан­ные достоверны? Ведь сознательная или бессознательная фальсификация для привлечения внимания к снежно­му человеку или к себе лично не исключена. Мотивы ее могут быть разными. Но высокообразованный человек должен исходить из других соображений и принципов, чем не об­разованный. Человек с высшим обра­зованием будет подлаживать свои по­казания под литературные данные. У необразованного же велика доля чис­той фантазии, и вряд ли он будет опираться на научные источники. Ины­ми словами, степень квалификации может влиять на характер показа­ний. Для проверки этого предполо­жения я разделил свидетелей на две группы: имеющих высшее образова­ние и не имеющих. Если образова­тельный уровень был неизвестен, ма­териалы не рассматривались. Средние величины были проанализированы от­дельно в каждой из групп наблюдате­лей. В обоих случаях выявилась двух­вершинная кривая. Достоверных раз­личий в свидетельских показаниях не было. Значит, субъективизм свидете­лей невелик, значит, в основе их по­казаний лежит нечто объективно су­ществующее.

Теория свидетельских показаний ут­верждает, что заведомая фальсифи­кация при ее математической обра­ботке не может дать кривых с одной или двумя вершинами. Наличие од­ной или двух вершин и быстрое убы­вание функции по мере удаления от вершин в нашем случае может сви­детельствовать либо о единой уста­новке на фальсификацию, которой заведомо не может быть у независи­мых, большей частью малообразо­ванных свидетелей, либо о стоящей за наблюдениями объективной ре­альности.

Фенетика анализирует качествен­ные признаки в популяциях и на ос­нове их распределения и частот де­лает выводы о происходящих гене­тических процессах. Опираясь на это, я вычленил основные дискретные формы (фены) по окраске шкуры. Я не принимал во внимание признаки, связанные с возрастом (например, седину), и субъективные, связанные с наблюдателем нюансы (например, коричневый, рыже-бурый и близкие цвета попадали в одну группу). Так вот, выявлено четыре фена со сле­

дующими частотами: коричневый — 0,63, серый — 0,23, желто-коричне- вый — 0,09 и черный — 0,05. Похо­жий набор вариантов окрасок ныне бытует у многих приматов. Во всяком случае, степень разнообразия окра­сок у гипотетического снежного че­ловека не больше, чем у животных, обитающих в неблагоприятных усло­виях.

Генетика млекопитающих сегодня хорошо изучена, и точно известно, какие гены отвечают за цвет шерсти. Это позволяет рассчитать генетиче­скую структуру популяции снежного человека по традиционным правилам математической генетики, что и было проделано мною с помощью ЭВМ. Никаких несоответствий выявлено не было.

О соотношении полов. Анализ тех случаев, когда свидетели наблюдали половые признаки, дает долю сам­цов в 56±3 процента. Это близко к обычному, некоторое же преоблада­ние самцов для популяций с сокра­щающейся численностью закономер­но. Выходит, что и по этому критерию свидетельские показания в своей со­вокупности выглядят правдоподобно.

Так что же из всего этого следует? А то, что окончательного вывода о реальности снежного человека как биологического вида сделать пока нельзя. Но можно утверждать, что свидетельские показания о снежном человеке внутренне не противоречи­вы. Во всяком случае, методы кри­миналистики не выявляют неточнос­тей, основанных на сознательных или бессознательных фальсификациях.

Не посоветовать ли нынешнему Шерлоку Холмсу всерьез заняться этой проблемой?

 

В. Сапунов,

кандидат биологических наук

Смотрите фото снежного человека

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажите ваше мнение!!!

relatedArticles
Понравилось? Можно легко и быстро поделиться материалом с друзьями в полюбившихся сервисах:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика